Блокада Ленинграда: Трамвай как символ стойкости осажденного города

17 января 2019 Пятый канал

Ни в одном осажденном городе мира трамвайное хозяйство не работало так долго и стабильно, как в блокадном Ленинграде.

 

 

Мы продолжаем хронику событий блокадного Ленинграда. 17 января 1944-го за 10 дней до полного снятия блокады, город продолжали усиленно бомбить.

 

Работать под постоянными обстрелами — настоящий героизм, и такими героями были работники транспорта осажденного города. Трамваи выходили на линию на протяжении почти всех 900 блокадных дней. Перевозили рабочих, раненых и убитых.

 

Блокадный трамвай в этот день получает Красное знамя победителя соцсоревнований. Именно он стал символом не только победы, но и жизни. Ведь это не оружие уничтожения, а орудие созидания. В осажденном городе ходят грузовые, санитарные и пассажирские трамваи. Они перевозят стройматериалы, раненых и пассажиров, которые в условиях голодного бессилия только так могут добраться до работы в отдаленные районы. Накануне в один из городских трамваев угодил снаряд. 82 человеческие жертвы.

 

 — Вообще, это героизм был — работать под обстрелами, когда знаешь, что в любой момент может попасть снаряд или бомба. Объявляли воздушную тревогу, значит, нужно было остановиться и спасать пассажиров быстренько. Тем не менее, большое количество всяких жертв, — рассказывает директор Музея электрического транспорта Санкт-Петербурга Кирилл Нюквист.

 

Ни в одном осажденном городе мира трамвайное хозяйство не работало так долго и стабильно, как в Ленинграде — 811 дней. Эта заслуга Михаила Сороки — главы транспортного управления, которого в народе прозвали «командиром блокадного трамвая». Правда, внучка легендарного предка вспоминает, что дед и гордился, и стеснялся этого громкого звания.

 

— Для деда трамвай оставался всю жизнь главным делом. Он был очень скромным человеком и считал, что это коллективный подвиг, — вспоминает Виктория Медведева.

 

Из-за дефицита подвижного состава, трамваи переполнены. Поэтому, люди повисали гроздьями снаружи, ехали на подножках, буферах. А внутри — человеческая давка. В основном атмосфера молчания. Но если какие-то редкие разговоры и звучали, то сводились они к обсуждению насущных проблем выживания и, конечно, фронтовым сводкам.

 

— Раненые — в больницу Коняшина. А трупы тоже в больницу, но в морг. Без грузчиков. Патологоанатом выходит, говорит: «Тяжелое я снесу, а ты, давай — руки, ноги». И такое я пережила. Потом отмывала свою машину, — вспоминает житель блокадного Ленинграда Надежда Никонова.

 

Надежда Никонова — водитель другого, не менее легендарного транспорта: блокадной полуторки. Но трудилась девушка Надя не на Дороге Жизни, а внутри осажденного города. Эвакуировала раненых, перевозила лес для деревообрабатывающей фабрики, а иногда и артистов, которые давали концерты заводским рабочим за машину дров. После работы Надин начальник из сочувствия закрывал глаза на то, что она подрабатывала еще и частным извозом.

 

— Я подъезжала к театрам, такси не было. Все садились ко мне. По два-три рейса делала, развозила, получала денежку, и на следующий день своих детей вела в коммерческий магазин, чтобы они покупали, что хотели, — рассказывает Надежда Никонова.

 

Совсем скоро Ленинград сбросит осадные оковы и постепенно начнет привыкать к нормальной мирной жизни и отвыкать от бомбежек и постоянного ощущения смерти. Ленинград, наконец, начнет жить.

 

Ссылка на публикацию
Пятый канал