Болельщики «Зенита»: водитель троллейбуса Валерий Клюкин о походах на «Обуховец» и маршрутах около «Петровского»

07 апреля 2016 Официальный сайт ФК "Зенит"

Родился в 1981 году. Водитель троллейбуса 5-го разряда ГУП «Горэлектротранс». 
Победитель конкурса профессионального мастерства в новой номинации на плавность вождения «Не урони бабушку» (2015 год).
С 1994 года занимается футболом. Играл за ФК «Невский завод Ленина», ныне «Невский».
Валерий участвует в чемпионатах любительской лиги по футболу. Капитан команды. 
 
— Вы болеете за «Зенит» с 1993 года, когда команда играла еще в первой лиге. Не самый типичный случай для болельщика.
— Когда я всерьез увлекся футболом, мне было 11 лет. В семье спортом не интересовались, поэтому все решил случай. Накануне чемпионата Европы 1992 года по телевизору показывали трансляцию товарищеского матча сборных СНГ и Англии. На одном дыхании я посмотрел эту игру и буквально заболел футболом! Стал заниматься в детско-юношеском клубе «Большевик», потом перешел в «НЗЛ», ныне «Невский». Легендарный игрок ленинградского «Спартака» и «Зенита» Лазарь Исаакович Кравец работал простым гардеробщиком у нас в раздевалке, а ведь он когда-то забивал самому Яшину!
 
— Считается, что в 12 лет уже поздно начинать футбольную карьеру. Тяжело было?
— Конечно, тяжело. В клубе играли ребята, которые тренировались не первый год. Они были техничнее, быстрее меня. Я действительно пришел поздно. Возможно, начни я заниматься в 6–7 лет, сегодня бы играл профессионально. Вообще футбол 90-х — это веселое время. После игры между командами часто случались драки. Доставалось всем: и игрокам, и тренерам. Однажды играли с «Балтикой» и вынесли их 7:0. После матча «вынесли» уже нас. Стычки и разборки на поле и за его пределами были обычным делом. Часто на стадион приглашали друзей, далеких от футбола. Например, на матч с петергофским «Рубином» ездили большой толпой. Для подстраховки. 
 
— Сегодня такое трудно представить.
— Не совсем. Недавно встретил в магазине Сергея Герасимца, сфотографировался с ним. А он, улыбаясь, говорит: «Мы (ФК „Тосно“. — Прим. ред.) сейчас играли. И чем, вы думаете, закончился матч? Массовой дракой».
 
— С формой в 90-е тоже, наверное, было непросто?
— Форма — это отдельная история! Я застал времена, когда экипировка передавалась от старших игроков к младшим. Размер, как правило, не имел значения. Чаще всего это были огромные бесформенные футболки и шорты из синтетики. Позже Питер переоделся в пакистанскую форму. Импорт, но плохого качества. Нашему клубу досталась бордовая экипировка. Пакистанских футболок тоже на всех не хватало. Если мальчишка по каким-то причинам не мог выйти на поле, он обязан был вернуть форму в клуб. Дома наши мамы каждый день стирали ее после тренировок. Из-за этого игровые номера очень быстро исчезали. Их наносили обычной белой краской через трафарет. Мой был 14-й. 
Каждый мальчишка мечтал о фирменных бутсах. Если они у тебя были, ты сразу становился объектом зависти, даже если они на два размера больше, чем нужно. Гетры тоже были интересные. В 90-е они выглядели как обычный кусок ткани, с лямочкой внизу. Сначала мы надевали носок, затем щиток и потом натягивали гетру с лямкой. 
 
— Как вы познакомились с «Зенитом»?
— После того как футбольная болезнь поразила мой организм, я старался не пропускать ни одного события. На «Зенит» впервые попал в 12 лет. В тот год стадион «Петровский» готовили к Играм доброй воли 1994 года, поэтому знакомство с командой произошло на том самом поле, где я играл мальчишкой в чемпионате города. Стадион «Обуховец», 1993 год. «Зенит» встречался с тольяттинской «Ладой» и победил 2:0. Дублем отметился Игорь Зазулин — совсем молодой парень. В то время первый дивизион был разделен на зоны, и «Зениту» не хватило трех очков, чтобы выйти в переходной турнир из зоны «Центр». Мы заняли второе место как раз после «Лады». На том матче было почти пять тысяч зрителей. Не понимаю, как они разместились на таком маленьком стадионе.
 
— Какая атмосфера была тогда на «Обуховце»?
— Удивительная. На стадионе была лишь одна небольшая трибуна, состоявшая из четырех рядов скамеек. Большинство болельщиков просто стояли или сидели на траве вокруг поля. Мы с товарищем попали на игру бесплатно. Контролеры стояли на входе, но мы знали все лазейки на этом стадионе. Безбилетники, но заняли хорошие места. Мне было двенадцать лет, а рядом сидели болельщики, которые видели чемпионство «Зенита» в 1984 году. Запомнились и эти пожилые мужчины, увешанные значками, и милицейский кордон на поле, и кричалки фанатов, и наши игроки. Но тогда не было такого восторга от профессиональных футболистов, какой есть сейчас. Было ощущение, что играют мужики с нашего «Невского завода». Такие же, как мы.
 
— Вокруг стадиона, наверное, шла бойкая торговля?
— Конечно! Это же 90-е — время торгашей везде и повсюду! Перед играми на самодельных столах можно было купить все что угодно. Настоящий стихийный рынок. Значки, плакаты, книги — почти все б/у. Но денег у нас с товарищами, естественно, не было, поэтому мы лишь разглядывали все это. Но однажды я все-таки купил альманах чемпионата мира по футболу 1990 года, потом зачитал его до дыр. 
 
— Увлечение футболом школе не мешало?
— Наоборот, иногда даже помогало. Однажды на уроке географии меня хотели подловить: «Клюкин, какая столица Албании?» — «Тирана!» — с ходу отвечаю. Очень хорошо знаю столицы и города Европы, Южной Америки, Африки. Ну а Австралией и Новой Зеландией не особо интересуюсь— там ведь футбол не настолько популярен.
 
— Когда вы играли в чемпионате города, с «Зенитом» и «Сменой» встречались на поле? 
— Да, но победить их было почти невозможно, потому что там играли лучшие мальчишки города и области. Был клуб «Ижорец», например, в котором начинал Александр Панов. Они были сильны в первой лиге, потом выходили в высшую и вылетали. Мы также играли на грани. Еще был опыт товарищеских встреч с женским мини-футбольным клубом «Аврора». В конце 90-х, еще мальчишками, профессиональных футболисток мы обыгрывали вдрызг. Они в то время уже были призерами чемпионата России по мини-футболу, а мы — обычными пацанами. В контактной игре мы их превосходили, в силовой борьбе. Но технически девчонки готовы были очень хорошо. 
 
— В «Зените» вы хотели играть? 
— Не хотел, потому что пришел в футбол поздно. Но однажды чуть не попал в «Звезду», которая была крепким участником «вышки», конкурентом «Зенита» и «Смены» в чемпионате города. Пришли с ребятами на просмотр, провели тренировку. Я — левый полузащитник. «Ладно, вот этого левоногого берем!» — говорит тренер «Звезды». Но из-за того, что моих друзей не взяли, я отказался. 
 
 
— На стадион в 90-е часто ходили?
— В 1994-м спортивный комитет выдал всем участникам чемпионата города специальные удостоверения на свободный проход на все домашние матчи «Зенита». Сегодня это трудно представить, но в то время на трибунах «Петровского» собиралось от силы 500 зрителей. Голоса футболистов и звуки ударов по мячу были слышны вполне отчетливо. Не праздничное зрелище, с нынешним стадионом несравнимо. Итог 1994 года — 13-е место в первом дивизионе. 
 
— В 1997 году вы были загольным на товарищеском матче в честь столетия российского футбола.
— Это был товарищеский матч между Петербургом и Москвой. Мы с ребятами из моей команды стояли по периметру поля и подавали мячи. Заранее несколько раз репетировали церемонию открытия. Я подал мяч Олегу Саленко, которого знал еще по чемпионату мира. В 1994 году в групповом этапе сборная России обыграла камерунцев 6:1, а он забил пять мячей! 
 
— Когда вы служили в армии, удавалось следить за «Зенитом»? 
— В армии дисциплина, и об итогах матчей мы узнавали случайно. Я служил в Волгограде, и однажды под конец службы старшина то ли в шутку, то ли всерьез пригрозил мне: «Сегодня „Зенит“ с „Ротором“ играет. Если мы проиграем, я тебя еще на месяц здесь задержу». «Ротор» проиграл крупно, но я, к счастью, не пострадал. 
 
— Вернувшись со службы, продолжили ходить на стадион? 
— Да. На Кирова очень хорошо помню прощальный матч 2006 года. Тогда стадион уже наполовину был готов к сносу, «Зенит» играл с «Динамо», а Данни еще носил футболку московского клуба. В том же году я встретил на Невском Мареша, Чонтофальски и Флахбарта. Со мной был товарищ, который ничего не понимает в футболе, но он поверил на слово, что это известные люди. Мы попросили сфотографироваться, и чехи без проблем согласились, а Чонтофальски сказал: «Ребята, давайте быстрее, холодно!»
 
— Какой матч «Зенита» для вас самый любимый?
— Выделить какой-то один очень сложно. «Зенит», который выиграл Кубок УЕФА, для меня самый успешный на данный момент. Все памятные игры были на пути к этому трофею. Одна домашняя «Бавария» чего стоит! Но до нее был «Марсель» на «Петровском». После игры на выезде казалось, что французы уже решили для себя все вопросы. Но точный удар Аршавина на 82-й минуте — 3:1. Вроде бы гол пристижа, но нет! Ну и финал, конечно, а потом и «Манчестер Юнайтед». 
 
— Когда вы ведете троллейбус, мимо «Петровского» часто проезжаете? 
— Очень люблю 7-й маршрут, который идет мимо стадиона. К сожалению, работа водителя не позволяет часто смотреть футбол. Если выхожу на смену, а в этот день играет «Зенит», могу только счет узнать, взглянув на табло. 
 
— Вам не скучно по одному и тому же маршруту ездить? 
— На первый взгляд работа однообразная — это правда. Но маршрутов у водителя, как правило, несколько. И потом — люди. Таких колоритных персонажей, как у нас в центре, особенно летом, нигде не встретишь. Это пассажиры не обращают внимания, кто там за рулем, а водитель видит всех. Уже научился читать мысли: понимаю, когда они бегут ко мне или хотят успеть на зеленый сигнал, чтобы перебежать по переходу. Кто-то за сто метров начинает махать руками, предупреждая, что хочет успеть в мой троллейбус. А другой в метре от открытых дверей показывает, что ему это не интересно, но в последнюю секунду все же запрыгивает в салон. Как тут может быть скучно?
 
— Болельщиков возить не страшно после неудачных матчей?
— Нет, они ведут себя культурно вне зависимости от результата. А до игры я им даже немного завидую: в дни, когда играет «Зенит», мне особенно хочется быть на стадионе.